Танненберг — напрасная жертва? Как наши проиграли главную битву 1914 года

Танненберг — напрасная жертва? Как наши проиграли главную битву 1914 года

105 лет назад, 26 августа 1914 года, в Восточной Пруссии началось то, о чём историки впоследствии напишут так: «Триста тысяч человек выступили друг против друга, маневрировали и контрманеврировали, стреляли, напивались, если им везло и они занимали деревню, или сидели на земле в лесу с приятелями, когда наступала ночь, а на следующий день бой начинался снова. Шло огромное сражение на Восточном фронте». 

Сражение это в историографии носит название «Битва при Танненберге». Очевидцы и участники (во всяком случае, с русской стороны) предпочитали несколько иной термин. «Танненбергская катастрофа» — так назвал при издании в 1939 году свои дневниковые записи командир 2 батальона 5 пехотного Калужского полка Юлий Бучинский.

Танненберг — напрасная жертва? Как наши проиграли главную битву 1914 года

Александр Самсонов. Фото: Commons.wikimedia.org

Основания для этого были, и достаточно веские. Всякий, кто мало-мальски знаком с историей Первой мировой войны, помнит, чем закончилась операция русских войск в Восточной Пруссии и чем отличились генералы Павел Ренненкампф и Александр Самсонов. Пожалуй, катастрофа — это ещё мягко сказано. Общий итог Восточно-Прусской операции — это тяжёлое отступление и потери в 64% от начальной численности войск. Для сравнения: знаменитый полководец, прусский король Фридрих Великий, известный своим спокойным отношением к потерям, считал, что утратить 56% личного состава — это почти полный разгром. Заметим, что потери несли не только «серые шинели», то есть рядовые русской армии. Серьёзно был прорежен и офицерский состав. Включая высший: сам генерал Александр Самсонов, сообразив, что сражение катится к бесславному концу, отошёл в лес и застрелился. Это сказалось на управляемости и боевом духе его 2-й армии понятным образом.

Хорошим тоном считается в обязательном порядке сказать, что да, быть может, это и была катастрофа. Но катастрофа святая. Так сказать, необходимая жертва на алтарь общей победы Антанты. Да, армии Ренненкампфа и Самсонова выдвинулись в Восточную Пруссию и нанесли удар раньше, чем было положено. Но почему? Да потому, что об этом просили французы, оборона которых разваливалась на глазах и которые под ударами немцев отступали чуть ли не до самого Парижа. Немцы же, обеспокоенные вторжением русских с востока, были вынуждены перебросить туда из Франции целых два корпуса, что сорвало немецкое наступление и сделало возможным «Чудо на Марне» — успешное контрнаступление французов. Грубо говоря, гибель русских при Танненберге не была напрасной: царь Николай II, верный своим союзническим обязательствам, спас Францию.

Танненберг — напрасная жертва? Как наши проиграли главную битву 1914 года

Разрушения, произведённые в Ортельсбурге (Щитно) русскими войсками в августе 1914 года. Фото: Commons.wikimedia.org

В этой стройной схеме есть несколько уязвимых моментов. Самый, пожалуй, важный — это вопрос численности тех самых корпусов. Немецкий корпус образца 1914 года — это 2 дивизии. То есть 24 батальона пехоты плюс кавалерия, артиллерия, пулемёты, сапёры… Словом, около 30 тыс. человек. Два корпуса, соответственно, вдвое больше.

А теперь — внимание. Пункт первый. В сентябрьской Битве на Марне сошлись армии численностью примерно по миллиону каждая. Пункт второй. В те же дни немцы отправили в Эльзас и Лотарингию ещё три корпуса — совершенно спокойно и без истерик в стиле: «Ах, сейчас казаки ворвутся в Фатерлянд!»

Танненберг — напрасная жертва? Как наши проиграли главную битву 1914 года

Горящий дом во время боя в Усдау 27 августа 1914 года. Фото: Commons.wikimedia.org

Могли ли два корпуса, отправленных «на русских», но так, кстати, и не успевших к Танненбергу, серьёзно ослабить миллионную армию? Английский историк Макс Макдональд Гастингс, автор книги «Первая мировая война. Катастрофа 1914 года», уверен, что нет. Взять Париж немцам помешало не русское вторжение в Восточную Пруссию, а отсутствие мобильности, ряд тактических ошибок и ошибок разведки и, наконец, банальные просчёты в управлении такой массой войск.

К тому же, если судить совсем уж по справедливости, вторжение русских армий в Германию вовсе не имело целью «истечь кровью, но оттянуть силы тевтона от Парижа». Это утверждение — всего лишь недобросовестная попытка нарисовать мишень вокруг угодившей в молоко пули и сказать, что как раз туда-то и целились. Потому что цели были принципиально другими, что просочилось в разухабистый пропагандистский стишок: «Клином вышибаем клин: вы в Париж, а мы — в Берлин!» Дескать, пусть немцы увязнут под Парижем, русские возьмут Берлин, тут и войне конец.

А вот это уже совсем другой коленкор. Действительно, один-единственный (но успешный) удар русских армий мог тогда изменить ход всей войны. Начальник германского Полевого Генерального штаба Хельмут фон Мольтке ещё перед войной говорил: «Все наши успехи на Западном фронте ничего не будут стоить, если русские придут в Берлин».

Танненберг — напрасная жертва? Как наши проиграли главную битву 1914 года

Немецкая пехота во время битвы под Танненбергом. Фото: Commons.wikimedia.org

Могло такое случиться? Да, в принципе, могло. Германский Генштаб, узнав о русском вторжении, был крайне озабочен. Особенно неприятными были известия о том, что немецкие войска 20 августа потерпели поражение в столкновении с Ренненкампфом при Гумбиннене, а командующий немецкой 8-й армией Максимилиан фон Притвиц принял решение отступать за Вислу. А тут ещё наваливается Самсонов со своей 2-й армией. Ситуация складывалась критическая. Если бы всё продолжалось в том же духе, для Берлина создавалась бы серьёзная опасность. Начальник русского Генштаба генерал Яков Жилинский уже рассчитывал занять пост генерал-губернатора Восточной Пруссии и негодовал по поводу того, что Ставка продавливает на эту роль другого человека.

Однако германский Генштаб принимает решение сделать рокировку. С поста командующего 8-й армией снимают неудачливого фон Притвица. А вместо него ставят тандем: на пост командующего армией попадает Пауль фон Гинденбург, а начштаба при нём — Эрих Людендорф. Отступление за Вислу было прекращено. Но и наступать на столь сильные русские армии было как-то страшновато. А главное, было непонятно, что эти русские собираются делать и куда нанесут следующий удар.

Танненберг — напрасная жертва? Как наши проиграли главную битву 1914 года

Гинденбург и Людендорф. Фото: Commons.wikimedia.org

Всё стало ясно, когда штаб немецкой армии перехватил русские радиограммы. 

Из радиограммы Ренненкампфа от 25 августа выходило, что он, даже если изо всех сил поспешит на соединение с Самсоновым, будет на следующий день всё ещё слишком далеко, чтобы угрожать немцам с тыла.

Из радиограммы Самсонова стало ясно, что вчерашнюю стычку с небольшим отрядом немцев он принял за крупную победу, а отход отряда — за паническое отступление. И решил преследовать противника, чтобы окончательно добить.

Гинденбург и Людендорф не могли поверить в свою удачу. Неужели генералы Самсонов и Ренненкампф, эти герои японской войны, обстрелянные и опытные, настолько беспечны, что обмениваются по радио открытым текстом, даже не утруждая себя шифровкой? Неужели они могут так поступать во время войны? Генерал Макс Гофман, бывший немецким наблюдателем на японской войне и знавший стиль и Ренненкампфа, и Самсонова, подтвердил: эти — могут. 

Крах планов взятия Берлина или Кёнигсберга, а также общее поражение русских были предрешены именно в тот момент.

Танненберг — напрасная жертва? Как наши проиграли главную битву 1914 года

Мемориал у Танненберга. Фото: Commons.wikimedia.org

Источник: https://aif.ru/society/history/tannenberg_naprasnaya_zhertva_kak_nashi_proigrali_glavnuyu_bitvu_1914_g