Что немцу в России хорошо. Семья из Германии живёт теперь в Малоярославце

Что немцу в России хорошо. Семья из Германии живёт теперь в Малоярославце

Что немцу в России хорошо. Семья из Германии живёт теперь в Малоярославце

До этого семья жила в хостеле. Но когда деньги закончились, перебралась на улицу. Впрочем, в хостеле им разрешали посещать туалетную комнату, брать кипяток, стирать вещи. В дальнейшем семья сменила ещё несколько мест жительства. Пока не осела в Малоярославце: в их распоряжении половина дома с отдельным входом. Снять это жилище им помогли русские друзья.

«Очень уважаю Путина»

«Вы, русские, фантастиче­ские! Именно поэтому мы и любим Россию. Без помощи добрых людей мы бы не выдержали», – говорит глава семьи Андре. Грисбахи встретились с корреспондентом «АиФ» вскоре после того, как МВД РФ объявило о принятии решения предоставить им временное убежище. «В Россию мы – я, жена, две дочери и четверо внуков – въехали по туристической визе на машине. В Москве были 31 декабря 2015 г. В этот же день подали документы с просьбой предоставить нам убежище. Потом сняли комнату в хостеле. И заснули мёртвым сном. Новый год проспали».

Старшему внуку Андре, Луке, 12 лет, он уже хорошо говорит по-русски. Мальчик учится в третьем классе русской школы, хотя по возрасту ему подходит шестой. Сказались несколько лет скитаний. Но зачем семья покинула родной дом и отправилась в дальние стран­ствия? «Русских корней нет ни у меня, ни у моей супруги, – объясняет Андре. – Я родился в Саксонии в 1969 г. Выучился на геолога горнодобывающей промышленно­сти. После объединения Германии работал водителем грузовика на международных сообщениях. Одновременно с 1998 г. у меня была небольшая фирма, которая занималась выращиванием кристаллов. В 2011 г. мы заключили договор с фирмой «Эйрбас». Стали изготавливать специальные кристаллические контейнеры для обеспечения сохранности записи полётной информации. На тот момент моя фирма была единственной в мире, способной выполнять такую работу. Но в 2013 г. на производстве я сильно повредил руку. Восстановление растянулось на долгий срок».

Во время лечения у Андре появилось больше времени для поиска ответов на вопросы, которые его давно мучили. «Глядя на поведение правящей верхушки ФРГ, я понимал, что эти люди не самостоятельны. Они проводят политику не родной страны, а США. Америка держит Германию в кулаке благодаря своим военным базам на нашей территории. Одно из немногих государств, которое проводит самостоятельную политику, – это Россия. Я очень уважаю вашего президента Владимира Путина. Поверьте, очень многие в Германии симпатизируют России, но об этом не принято говорить вслух. И я своё мнение держал при себе. Но когда Германию накрыла волна беженцев с Ближнего Востока и из Северной Африки, вопросов стало ещё больше. Среди беженцев почти не было женщин с детьми. Это были молодые, здоровые мужчины, похожие на наёмников. Почему правительство дало им зелёный свет? Германия снова делала то, что не отвечало интересам её народа. Германия не свободная страна».

Что немцу в России хорошо. Семья из Германии живёт теперь в Малоярославце

Андре (справа) вместе с единомышленником на пикете против политики властей ФРГ. Фото: Из семейного архива

«Могли забрать детей»

Но ещё больше Андре возмущала политика властей в сфере семьи. Вместе с другими родителями он выступил против официальной программы сексуального просвещения, которое в Германии начинается в детском саду и продолжается в начальной школе. Андре достаёт ксерокопию немецкой книжки с картинками. На одной из картинок действо происходит в детской спальне на фоне плюшевого мишки и других игрушек. Дети (мальчик и девочка) вытворяют различные манипуляции со своими половыми органами. Краткая подпись гласит: «Das macht Spass» – «Это доставляет удовольствие».  Другие надписи – инструкции, как лучше получить «удовольствие». Видя моё удивление, Андре качает головой: «Для современной Германии подобные пособия в порядке вещей. Детей начинают развращать с 5–6 лет. Мы с женой и дочкой, мамой Луки, были против. И к нам начала проявлять интерес «Югендамт» – детская социальная служба. По закону они могут отнять ребёнка у родителей, если посчитают, что его воспитывают, нарушая принципы толерантности. А запрещать своему ребёнку посещать уроки сексуального просвещения – это нетолерантно. Точно так же, как критически высказываться об ЛГБТ-сообществе. В Германии масса гетеросексуальных людей не одобряют ЛГБТ-пропаганду, но боятся об этом сказать. Ведь в тех же детских учебниках написано: «Принц может полюбить принца и жениться на нём». К тому моменту у старшей дочери было двое детей. Младшая была беременна вторым ребёнком. Мы поняли, что за наши взгляды нас могут наказать, отняв детей. Мы видели примеры, как это происходило в других семьях. Тогда и созрело решение покинуть Германию. Куда ехать? Только в Россию! Накануне родов у младшей дочери мы оформили туристическую визу в вашу страну. А в путь двинулись спустя нескольких недель после появления малышки на свет. Закрыли дверь, взяли с собой 8 тыс. евро (все деньги со счёта снимать не стали, чтобы не привлекать внимания). Когда наличные закончились, пришлось жить в машине на улице. И вот здесь мы столкнулись с невероятной добротой русских людей. Одним из первых нам помог москвич Андрей Колков».

«Кругом добрые люди»

Андрей прочитал заметку в Интернете о бедственном положении немецких беженцев. И в тот же день отправился к ним. А потом вместе с друзьями стал добиваться того, чтобы Грисбахам помогли. И помощь пришла! 

Семья переехала в подмосковные Белые Столбы, где поддержку им оказал гендиректор Госфильмофонда Николай Бородачёв. «Я увидел репортаж на НТВ, послал своего помощника разобраться в ситуации, – рассказывает Николай Михайлович. – Он вернулся вместе с Андре. Мы долго говорили. Я пытался понять, что это за человек. Сложилось мнение, что он искренне любит Россию, хочет здесь жить. Он даже в Германии на машину прикреплял небольшой российский флаг и так ездил. Мы помогали им. У них ведь не было ни зимней одежды, ни денег, чтобы её купить. Но они всё равно выглядели счастливыми. И я рад, что теперь они переехали в Калужскую область, где смогли обустроиться».

На первое время в Калужской области семья поселилась в деревенском доме. Выращивали овощи. Местные жители приносили для детей молоко, творог, другие продукты. Быт для европейской семьи, привыкшей к комфорту, был непростым. Удобства – во дворе. Печное отопление. Но они не жаловались. Андре хотел устроиться на работу, но, как добропорядочный бюргер, не стал нарушать закон – без предоставления убежища он не имел права заниматься трудовой деятельностью. Отказы, которые они обжаловали, аргументировались тем, что нет конкретных доказательств преследования семьи. На что Андре возражал: если бы детей у них отобрали, было бы поздно. И подавал апелляции. Упорство и терпение Грисбахов были вознаграждены. Известие о решении предоставить убежище застало их в Малоярославце, куда семья переехала недавно.  

В доме Грисбахов царит уют и спокойствие, пахнет свежеиспечённым хлебом, чайник ставится уже который раз, как и полагается при русском чае­питии. Андре, единственный взрослый мужчина, продолжает уверенно вести семейный корабль. «А где же отцы ваших внуков?» – «Старшая дочь Доминик рассталась со своим молодым человеком во время второй беременности: он не хотел ребёнка. Молодой человек младшей Юлии приехал с нами в Россию, но очень скучал по родным и вернулся». 

Что немцу в России хорошо. Семья из Германии живёт теперь в Малоярославце
На деревню к фон дер Декену. Как немец решил пахать на псковской земле

Подробнее

Андре уверен, что они – первые ласточки. Что беженцев из Германии будет больше. За три с лишним года испытаний семья Грисбах не разочаровалась в России: «Мы только больше полюбили вашу страну. Здесь мы дышим свободно. Никто не указывает, как мы должны воспитывать детей. Мы можем спокойно говорить о своих взглядах. Надеюсь, мы сможем остаться здесь навсегда. И для наших внуков Россия уже будет Родиной».

Источник: http://www.aif.ru/society/people/chto_nemcu_v_rossii_horosho_semya_iz_germanii_zhivyot_teper_v_maloyaroslavce