Станут ли Кавказские Минеральные Воды Сириусом: эксперт о федеральных территориях

Станут ли Кавказские Минеральные Воды Сириусом: эксперт о федеральных территориях

Часть форума «Сообщество», проходившего в Северной Осетии была посвящена развитию местного самоуправления. «ФедералПресс» поговорил с членом Общественной палаты России, председателем комиссии по территориальному развитию и местному самоуправлению Андреем Максимовым о федеральной территории Сириус, возможности выделения в аналогичный субъект Кавказских минеральных вод и территориях, которые потенциально могут стать федеральными.

Андрей Николаевич, на юге России появилась первая в стране федеральная территория – Сириус. Насколько удачный это опыт, если говорить о развитии?

— Если мы хотим создать крутой инновационный центр, в котором будут сочетаться все необходимы условия, то такой опыт необходим. Проведена подстройка всей системы, в том числе бюджетов, проблем местного самоуправления под целевую задачу.

Другое дело, что это исключение и оно, как мне кажется, не должно становиться правилом. Создан действительно уникальный объект. Тут особая специфика. С точки зрения продвижения его на международный уровень все сделано верно.

Вы говорите, что этот опыт не должен становиться правилом. Много ходит споров о том, что такую же схему можно реализовать в Кавказских минеральных водах. Как вы оцениваете такую перспективу? Даже в разрезе требуемого финансирования территории схожи, напрашивается кластер.

— Я с этим согласен лишь отчасти – не должно получиться тоже самое, поскольку сама территория немного другая. Начнем с того, что если Сириус по сути – один большой объект, то КМВ – множество городов, это большая агломерация с миллионом жителей. Развитие в таком виде идет на протяжении достаточно длительного времени, со своими традициями, практиками и ресурсами, ну и проблемами. В этом смысле система управления вряд ли могла бы быть скопирована с Сириуса.

С другой стороны, если говорить об особенностях управления, тут уже выработалась определенная традиция. Это была особая административная территория в 90-х и 00-х годах, определенная специфика вырабатывалась с царских времен. В советские времена также не было проблем, несмотря на централизацию власти, отладить в КМВ практически любой вопрос. То есть, в это время была специфика управления, но она не легализована.

В постсоветское время система управления была легализована в рамках действовавшей Конституции. Но развития так и не получила.

А как вы видите развитие Кавказских минеральных вод?

— Сириус – это квази-муниципалитет, но с федеральным присутствием. Есть Совет, условно, городская дума с представительством федеральных властей, есть, по сути, система сити-менеджера, которая сейчас практикуется в России. При этом есть возможность влиять на город, но не у субъекта, а у федерального центра.

Если мы теоретически будем говорить о развитии Кавказских минеральных вод, то это мог быть квази-субъект федерации по масштабу управления. Более того, если предположить его выделение, то по численности населения он будет больше многих соседних республик. Но в этом теоретическом варианте Ставропольский край начинает больше тянуться к Южному федеральному округу, а к Северо-Кавказскому.

Но опять же, специфика КМВ как федеральной территории делает ее не похожей на другие регионы, она отличается по управлению, культурным особенностям. Внутри появляется несколько крупных городов, не один из которых не доминирует над другими. При этом не город-субъект как Москва, Санкт-Петербург или Севастополь.

А в целом, появление федеральных территорий в России еще возможно?

— Вы знаете, это новый правовой институт и в Конституции он прописан в самой общей форме. Это так сделано, потому что достаточно большое количество территорий потенциально может получить дополнительное федеральное присутствие. Причем в некоторых местах это может быть данностью по факту.

Мы можем говорить о закрытых территориальных образованиях (военных – прим. ред.), где влияет какое-то федеральное ведомство, но не правительство, и это отчасти субъект федерации, за которым де-факто закреплено некоторое посредничество между федеральным центром и территорией. Это один тип образований, который совсем не похож на Сириус или КМВ.

Еще один тип территории, который обсуждался – мало заселенные земли, где, по сути, нет жизни. В них не сложилось как таковое сообщество, систему управления реализовать сложно, мало кадров, которые могут претендовать на управленческие позиции. Это огромные территории, где два человека могут быть распылены на несколько сотен километров. Начиная от Новой Земли до Новосибирских островов, заканчивая территориями Севера и Дальнего Востока, где кроме федеральных лесов или осваиваемых недр больше ничего нет, кроме, может быть, вахтовых поселков.

В этих случаях есть свои плюсы и минусы для использования моделей управления.

А какие минусы?

— Когда субъект федерации стоит рядом, то территория, может быть с более четким контролем, под более близким присмотром. Вот лес, он все равно федеральный, все равно основное управление идет со стороны профильного ведомства.

Тем не менее, когда органы управления субъектом федерации находятся на расстоянии, предположим, трехсот километров – одна история. А когда несколько тысяч – то будут ли эти коммуникации выстроены нормально, даже если на месте есть представитель? Особенно, с учетом того, что на этих территориях, как правило, интернет не развит.

Есть минусы и плюсы. А может, есть смысл поменять систему управления страной? В том числе, упразднить института полпредств, например. В СФО до сих пор нет полпреда после перехода Сергея Меняйло в Северную Осетию…

— Можно говорить про любые управленческие механизмы. Вот, например, кто-то создал велосипед. И мы считаем нормой, что он двухколесный, а не пятиколесный. Но помимо велосипеда могли быть и другие виды транспорта, которые мы сейчас и представить не можем.

Но так сложилось, что однажды изобретенный велосипед дал нам возможность решить те задачи, которые перед нами стояли, с помощью весьма стандартных механизмов.

В этом смысле и в управлении, при всем разнообразии вариантов, выигрывают определенные варианты практик.

Фото: Общественная палата России