Истекающий срок годности. В партийной системе назрел капитальный ремонт?

Истекающий срок годности. В партийной системе назрел капитальный ремонт?

Власть такую трактовку отвергает. В дискуссию вступил президент Путин, обратив внимание на то, что у нас происходят события, типичные для политической жизни больших городов Европы. Что в Москве всё проходит даже в более мягкой форме, чем, например, в Париже.

Тем не менее вопросы остаются. И важнейший из них: а есть ли вообще в стране публичная политика?

Чем вообще характеризуется большая политика? И чем она отличается от маленькой? Прежде всего тем, что в большой политике задействованы не отдельные личности (пусть даже очень известные), а политические партии. Именно они являются главными инструментами взаимодействия между властью и обществом. Если этого нет, то нет и политики. Есть хаотическое столкновение общественных и личных интересов. Именно это, на мой взгляд, происходит сегодня в России. Взгляните сами: в течение уже длительного времени едва ли не каждую неделю происходят плохо организованные события, вызывающие всё возрастающее недовольство как властей, так и населения. И что же? Где партии? Партии, называющие себя политическими, самоустранились. Мы не видели на улицах ни «Единой России», ни ЛДПР, ни «Справедливой России». Сидели в укрытии и коммунисты, и лишь в последний момент спохватились – а ведь так о нас вообще забудут! – и вывели ограниченный контингент сторонников.

Невольно напрашивается вывод, что единственной политической силой в России остался Кремль, а если точнее – президент Путин. Неслучайно же люди знают: единственный адресат, куда нужно обращаться с криком SOS, – это он. Методы, как докричаться, известны. Подловить вопросом на «прямой линии», пожаловаться во время встречи в ходе поездки по стране, написать жалостливое письмо. 

При советской власти граждане, по крайней мере, могли пожаловаться в обком партии или в газеты. И власть реагировала. Кого-то снимали с работы, кого-то исключали из партии. При всей искусственности «нерушимой связи партии и народа» это был типично советский способ показать заботу властей о людях. Сегодня и этот канал исчез.

Достучаться до Кремля

Люди старшего поколения по привычке всё ещё пишут в Кремль. И в Администрации президента существует служба, которая изучает потоки жалоб. Но, по моим данным, за редким исключением отчёты «о шуме с улиц» до президента не доходят. И лишь редкое письмецо «с улицы Заречной» (если уж слишком задевает за живое) окажется в руках Владимира Владимировича. И тогда, конечно, откликается пресс-служба: услышали, меры принимаются.

А чаще происходит то, что бывает во всех без исключения бюрократических системах (наших и зарубежных). Попытка исправить ошибку вязнет в бюрократической трясине. Соб­ственно, именно такое произошло недавно, когда родителей больных детей, получавших лекарства по почте из-за границы, стали обвинять в контрабанде наркотиков. Реакция Кремля на последний одиозный случай последовала лишь после того, как общество взорвалось от возмущения, а родители больных детей написали коллективное письмо «лично В. Путину».

Есть такая партия?

Нарушение связи верхов с низами происходит, на мой взгляд, в значительной мере оттого, что в стране нет политических партий, пользующихся реальным влиянием. И «Единая Россия», и партии так называемой «системной оппозиции», да и вся Государственная дума, по сути, превратились в хор сопровождения сольных номеров, партитура которых написана в Кремле. И неслучайно в ходе избирательных кампаний кандидаты всё чаще объявляют себя независимыми и всячески скрывают партийную принадлежность.

В этой связи приходится лишь удивляться, что население продолжает верить в существование многопартийной системы. Впрочем, и эта вера заметно ослабевает. Последние опросы социологов свидетельствуют, что если бы выборы в Госдуму состоялись сейчас, то за «Единую Россию» проголосовали бы 28%, за КПРФ – 11%, за ЛДПР – 10%, а за «Справедливую Россию» – всего 2% голосующих. За все оставшиеся десятки «политических привидений» проголосовал бы 1%. При этом четверть населения вообще не стала бы участвовать в выборах.

Исчезновение большой политики усугубляется тем, что в стране фактически «обесточены» профсоюзы. Формально они ещё существуют, но за последние годы не было слышно ни об одной сколько-нибудь значимой акции в защиту интересов трудящихся, которая была бы поддержана или инициирована профсоюзами. Последняя же инициатива о четырёхдневной рабочей неделе, поддержанная профсоюзами, мне кажется, вообще свидетельствует о полном непонимании того, как живёт трудовая Россия. А живёт она не слишком сладко. Сегодня, по данным ВЦИОМ, у половины семей имеются долги по кредитам, и эти долги растут почти на 10% в год. Долговой кризис нарастает и уже грозит ростом недовольства. Трудовая Россия была бы готова работать (и работает) даже больше пятидневки, лишь бы не влезать в долги, не экономить на еде и лекарствах. Но работающая Россия в партиях фактически не представлена. И защищать её некому. В партиях массово представлена бюро­кратия, чиновничество и те, кто использует партийную лестницу для карьерного подъёма.

О кризисе политической жизни в стране свидетельствует кризис доверия к партиям в регионах. В «Единой России» уже бьют тревогу. Заявлено о необходимости срочного капитального ремонта. Срочность объяснима: в этом году партии предстоит провести 16 губернаторских выборов и 13 кампаний по выборам в региональные законодательные собрания. По всей России разосланы «десять заповедей», которые призваны остановить коррозию доверия. Активистам «Единой России» рекомендовано не врать, не уходить от острых вопросов, не показывать высокомерие, не лебезить, говорить на человеческом языке, знать проблемы региона. Цель ремонта главной партии страны – формирование нового образа депутата. Судя по новым «заповедям», депутатам будет позволено не только высказывать свою точку зрения, но и критиковать власть. 

Другой важный вопрос: а будет ли проведён ремонт в других системных партиях? В КПРФ, в ЛДПР, в «Справедливой России»? Все эти партии остро нуждаются в кадровом обновлении, и прежде всего в верхних эшелонах. Ни для кого не секрет, что большинство высокопоставленных партийцев – люди с истекающим сроком хранения. Смогут ли они высидеть из своих партийных яиц качественных птенцов и научить их чирикать по-новому за два года, оставшихся до выборов в Госдуму? Многие аналитики сомневаются. Ведь дело не только в самих партиях. Дело в политической системе, которая поставляет стране заплесневевший кадровый продукт.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник: https://aif.ru/politics/opinion/istekayushchiy_srok_godnosti_v_partiynoy_sisteme_nazrel_kapitalnyy_remont